+38(057) 701-54-02, 752-60-93

Пеня за нарушение сроков расчетов в сфере ВЭД

gavrilova

Судебные дела, связанные с применением контролирующими органами пени за нарушение сроков расчетов, предусмотренные Законом Украины от 23.09.1994 г., №185/94-ВР «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте» (далее – Закон о порядке расчетов в  иностранной валюте) является довольно распространенной категорией дел, которые рассматриваются хозяйственными судами. Широко обсуждаются вопросы применения этого вида санкций также и на страницах юридической  деловой прессы. Повышенное внимание к проблемам, связанным с применением пени, предусмотренной Законом о порядке расчетов в иностранной валюте объясняется в первую очередь спецификой правовой природы этой санкции.

Так, некоторые специалисты  отмечают, что, устанавливая ответственность резидентов за нарушение сроков расчетов в сфере внешне-экономической деятельности (90-дневного срока зачисления выручки в иностранной валюте на валютные счета по экспортным контрактам (при экспорте фармацевтической продукции отечественного производства – 180-дневного срока), а при импорте продукции  —  90-дневного срока поставки надлежащих резиденту товаров, работ, услуг), законодатель фактически вмешивается в гражданско-правовые (частноправовые) отношения и устанавливает публично-правовую ответственность одного из субъектов внешнеэкономической деятельности — резидента  в форме обязанности уплатить штрафные санкции в пользу государства за нарушения, допущенные, как правило, его недобросовестными контрагентами.

Большинство юристов склоняются к позиции, что подобное вмешательство государства в гражданско-правовые отношения нарушает нормы Европейской конвенции по правам человека, в частности, статья 1 Протокола №1 к Конвенции, в соответствии с которой каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют право государства обеспечивать выполнение таких законов, которые ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Как свидетельствует практика Европейского суда по правам человека (см., например, Решение по делу «Спорронг и Льоннрот  против Швеции»), для выяснения нарушения со стороны государства статьи 1 Протокола №1 Конвенции суд должен установить, было ли обеспечено справедливое равновесие между требованиями общих интересов общества и требованиями защиты основных прав человека. Обеспечение такого равновесия является неотъемлемым принципом всей Конвенции, что также нашло свое отражение в структуре статьи 1 Протокола №1 к Конвенции.

Системный анализ судебной практики и разъяснений контролирующих органов Украины дает основания утверждать, что при применении государством норм Закона о расчетах в иностранной валюте нарушаются принципы «справедливого равновесия», неоднократно сформулированные Европейским судом в своих решениях.

О непропорциональности государственного вмешательства в сферу гражданско-правовых отношений, несоответствии его интересам общества свидетельствует, в частности, отсутствие в Законе о порядке расчетов в иностранной валюте временных ограничений  в применении валютной пени, довольно высокий размер санкции (0,3% за каждый день просрочки), отсутствие зависимости права на взыскание пени от наличия в действиях резидента вины в форме умысла или неосторожности  и др.

К сожалению, практика хозяйственных судов Украины длительное время шла путем поддержки «фискальной позиции» налоговых органов. В частности, Высший хозяйственный (арбитражный) суд Украины неоднократно указывал в своих письмах на отсутствие сроков давности для применения валютной пени (см. п.1.1. письма ВАСУ от 21.06.1999 г. №01-8/292, п.1 письма ВАСУ от 07.02.2000 г. №01-8/48), предусматривая таким образом возможность ее взыскания на протяжении неопределенного срока.

Обосновывая указанную позицию, суды исходили из того, что отношения, возникающие вследствие применения налоговыми органами имущественной ответственности в виде пени к субъектам внешнеэкономической деятельности за нарушение сроков зачисления выручки в иностранной валюте, не регулируются гражданским законодательством, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 1 Гражданского кодекса Украины 1963 г. к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой стороне, а также к налоговым, бюджетным отношениям гражданское  законодательство не применяется, поэтому основания для применения сроков исковой давности, предусмотренных Гражданским Кодексом Украины, при взыскании валютной пени отсутствуют.

Не могут также применяться при взыскании валютной пени сроки давности, предусмотренные статьей 15 Закона Украины от 21.12.2000 г., №2181-ІІІ «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» (далее – Закон №2181) для определения и взыскания налоговых обязательств,  поскольку валютная пеня не является налоговым обязательством.

Таким образом, длительное время налоговые органы при поддержке Высшего хозяйственного суда Украины были наделены полномочиями по применению и взысканию валютной пени в течение неограниченных сроков, что иногда приводило к абсурдным ситуациям.

Так, например, пропустив сроки давности для взыскания задолженности по внешнеэкономическому контракту, резидент фактически попадал в «вечные» должники государства, поскольку терял объективную возможность взыскания с контрагента неполученной валютной выручки, однако обязан был постоянно уплачивать в бюджет определенные суммы. Другой пример – ликвидация контрагента-нерезидента, признание его учредительных документов недействительными с момента регистрации и т.п.

Подобная ситуация, на наш взгляд, никоим образом не отвечала положениям части 1 статьи 1 Конвенции и принципу «справедливого равновесия» между требованиями общих интересов общества и требованиями защиты основных прав человека.

На проблему отсутствия надлежащего законодательного регулирования вопросов ответственности юридических лиц обратил внимание  Конституционный Суд Украины, указав в Решении от 30.05.2001 г. по делу № 7-рп/2001 , что состояние регулирования привлечения юридических лиц к ответственности, в частности относительно определения  сроков применения к ним мер воздействия, является неполным и не соответствует конституционному определению Украины как правового государства. В связи с этим Верховной Раде Украины следует в самые короткие сроки урегулировать указанный вопрос в соответствии с положениями Конституции Украины и с учетом данного Решения.

Начиная с 1 января 2004 г., с принятием Хозяйственного кодекса, в законодательство Украины было введено такое общее понятие, как административно-хозяйственные санкции, что, на наш взгляд, является одной из позитивных новелл этого кодекса. Статьей 238 Хозяйственного кодекса Украины административно-хозяйственные санкции определены  как меры, которые применяются уполномоченными органами государственной власти или органами местного самоуправления к субъектам хозяйствования за нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности, направленные на прекращение правонарушения субъектов хозяйствования и ликвидацию его последствий.

Статьей 250 Хозяйственного кодекса Украины введены и сроки применения административно-хозяйственных санкций. Так, административно-хозяйственные санкции могут быть применены к субъекту хозяйствования в течение шести месяцев со дня выявления нарушения, но не позднее чем через один год со дня нарушения этим субъектом установленных законодательными актами правил осуществления хозяйственной деятельности, кроме случаев, предусмотренных законом.

Приведенная норма содержит общие сроки для применения административно-хозяйственных санкций, предусматривая при этом, что иными законами могут устанавливаться и специальные сроки для их применения.

Следует отметить, что валютная пеня является видом административно-хозяйственной санкции, поскольку содержит все ее признаки, приведенные в статье 238 Хозяйственного кодекса Украины, в частности:
а) применяется за нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности, поскольку внешнеэкономическая деятельность субъектов хозяйствования является одним из видов хозяйственной деятельности;
б) применяется уполномоченными органами государственной власти – налоговыми органами;
в) является мерой имущественного характера;
г) направлена на прекращение правонарушения и ликвидацию его последствий.

Учитывая, что специальными законами иных сроков, в течении которых может быть применена пеня за нарушение сроков расчетов в иностранной валюте, не предусмотрено, считаем, что этот вид административно-хозяйственной санкции, начиная с 1 января 2004 г., в соответствии со статьей 250 Хозяйственного кодекса Украины может быть применен только на протяжении шести месяцев со дня выявления налоговым органом нарушения резидентами сроков зачисления валютной выручки или поставки надлежащих резиденту товаров (работ, услуг), но не позднее, чем через один год со дня совершения этого нарушения.

Таким образом, с нашей точки зрения, максимальный размер валютной пени не может превышать  109,5% от суммы недополученной выручки (0,03% х 365 дней).

Позитивной новеллой Хозяйственного кодекса Украины является также установление общих оснований хозяйственно-правовой ответственности.

Так, длительное время, в связи с отсутствием законодательного закрепления  общих принципов публично-правовой ответственности, в том числе и хозяйственно-правовой, в практике применения норм Закона о порядке осуществлении расчетов в иностранной валюте имело место игнорирование со стороны государственных органов случаев, когда у резидентов отсутствовала объективная возможность избежать нарушения сроков расчетов с нерезидентами.

Так, в письме от 21.06.1999 г., №01-8/292 Высший арбитражный Суд Украины указал, что закон не ставит взыскание пени за нарушение установленных сроков зачисления выручки резидентов в иностранной валюте на их валютные счета в уполномоченных банках в зависимость от причин, по которым эти сроки были нарушены. Основанием для применения установленных санкций является лишь факт нарушения соответствующего срока зачисления выручки в иностранной валюте.

На наш взгляд, практикуя привлечение лиц к публично-правовой ответственности без установления факта наличия вины в действиях резидента в качестве обязательного признака субъективной стороны правонарушения, нарушались общие принципы юридической ответственности лиц, предусмотренные теорией права, применение мер юридической ответственности при условии установления состава правонарушения. Однако до принятия Хозяйственного кодекса Украины подобная позиция органов власти полностью согласовывалась с нормами действующего законодательства.

Так, Законом о порядке расчетов в иностранной валюте освобождение от ответственности за нарушение сроков расчетов в сфере внешне-экономической деятельности  предусматривалось лишь в случае:
— если судом, Международным коммерческим арбитражным судом или Морской арбитражной комиссией при Торгово-промышленной палате Украины  принималось позитивное решение в пользу резидента по иску о взыскании задолженности по внешнеэкономическому контракту;
—  если такое нарушение было обусловлено возникновением форс-мажорных обстоятельств на период их действия.

С принятием Хозяйственного кодекса Украины законодатель установил общие основания хозяйственно-правовой ответственности, а именно — так называемую «презумпцию виновности» субъекта хозяйствования. Так, в соответствии с частью 2 статьи 218 Гражданского кодекса Украины участник хозяйственных отношений отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение хозяйственного обязательства или нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности, если не докажет, что он принял все зависящие от него меры для недопущения хозяйственного правонарушения.

Таким образом, начиная с 1 января 2004 г. у субъектов внешне-экономической деятельности  появилась возможность, опираясь на нормы статьи 218 Хозяйственного кодекса Украины, отстаивать свои позиции на этапе административного или судебного обжалования решений о доначислении пени, если они действительно приняли все возможные меры по недопущению нарушений сроков расчетов в иностранной валюте.

Хотелось бы надеяться, что приведенные в этой статье новеллы Хозяйственного кодекса найдут свое отражение в практике применения налоговыми органами валютной пени за нарушение сроков расчетов, предусмотренных Законом о порядке расчетов в иностранной валюте, а также в судебной практике при разрешении споров о признании недействительными решений о доначислении и взыскании данного вида санкций.

Людмила Гаврилова

Юридичний радник, №1 (9), февраль, 2006